Пётр плотник

Когда-то давно Заандам посетил царь Пётр. Прибыл он туда в составе посольства инкогнито, под именем Петра Михайлова. Приехал, и сразу отправился в ближайший кофейный магазин. Выпил там чашку кофе с кексиком, выкурил трубочку,  и так ему хорошо стало, так понравился этот ароматный напиток, что по возвращении, он тут же издал указ, чтобы всем в России пить кофе.
Бывало, подойдёт он к какому-нибудь боярину, схватит за бороду, вольёт в него кофе, смотрит хитро так, и спрашивает:
-Ну что, боярин, будешь еще сей напиток в среднем роде называть?
А потом как заржёт, и боярин тоже трясётся весь, смеётся,  и все вокруг рыгочут – царь пошутил всё-таки.
Но однажды взял Пётр и влил в одного особо неграмотного боярина отвар из сушёного конского навоза. А тот возьми и заржи как все делали, и все, кто рядом стоял, тоже засмеялись. Один Пётр не повеселел, а напротив, сурово так бровь поднял развернулся и ушагал флот строить. Ночью он сам отвара этого конского попробовал, тайно, чтоб никто не знал,  плевалася потом долго, а на утро указ издал, чтоб все трубки курили. А кофе с тех пор сам иногда в среднем роде называть стал.  Про кекс Пётр забыл, или указ соответствующий затерялся. На этом история legalize в России закончилась.
В Заандаме с Петром приключилась еще одна история. Бармен в кофейном магазине потребовал ID, удостовериться что Петру 18 есть. Не привык царь, что у него документы спрашивают, и достал по ошибке не конспиративный загран, а настоящее удостоверение царя. Бармен виду не подал совершенно, привыкший он был к разного рода видениям и чудесным явлениям, но вечером рассказал обо всём жене. Жена посмеялась, сказала что это не иначе как после вчерашнего грибного супа русские цари у барной стойки своими ксивами размахивают, но насплетничала про то подруге. Та ещё кому-то рассказала, и к моменту, когда Петра отпустило, почти все заандамцы пришли к его дому и требовали предъявить царя. Бояре, приехавшие с Петром, жутко перепугались, заподозрив бунт и измену. Взяли они одного боярина повыше да похуже, чтоб не жалко было если что, нарядили в царское, лицо платочком подвязали, чтоб щёки не вываливались и предъявили голландскому народу. А Петра тем временем разбудили, и вытолкали на задний двор на траве двора рубить дрова. Выскочил Пётр на двор, а дров то и нет! Повращал он грозно глазами, выволок из канала лодку, отрубил ей корму, выломал жердь,  и давай её тесать. За этим занятием застал его один неизвестный фламандский художник, который узнал Петра и сделал гравюру себя с Петром, чтобы выложить в инстаграм повесить её на стену.  В последствии по этой гравюре был сделан памятник Петру который до сих пор можно видеть на площади с кабаками в Заандаме, а так же копию памятника на Неве в Петербурге. Гравюриста на памятнике изображать не стали: во-первых он на гравюре глупо улыбался, а во-вторых бронзы на него было жалко. Памятник этот был подарен Заандаму Николаем II в начале 20 века, а копию в Петербурге поставили в 90х. Дом, в котором жил Пётр, по традиции сделали домиком Петра для привлечения в Заандам русских туристов. В начале 2000х им удалось привлечь таким способом туриста Путина. Что он там делал, и посещал ли кофейный магазин, осталось тайной, хранящейся в архивах спецслужб.

2013